Андрей Державин: «Да я вообще не ощущаю возраста!»

Звезда 90-х Андрей Державин вспомнил детство золотое.

17 лет он играл в культовой и очень взрослой группе «Машина времени». Однако в прошлом году покинул Макаревича и компанию, решив возродить старый добрый «Сталкер». Да-да, тот самый, в составе которого пел когда-то «Не плачь, Алиса», «Чужая свадьба» и «Катя-Катерина»!

 – Андрей, однажды в интервью вы сказали, что надо ввязываться во все авантюры, которые посылает жизнь – мол, иначе что-то важное и интересное рискуешь упустить. Вам часто приходилось ввязываться?

– Много раз. И далеко не всегда это были успешные истории. Если бы вы знали, сколько было неудач! Но я ни о чем не жалею.

– Возрождение группы «Сталкер» – не из числа этих авантюр? Как и уход из фронтменов вглубь сцены – имею в виду «Машину времени»?

– Скорее я не ушел вглубь, а вышел на подиум. Многие фронтмены нашей эстрады признавались мне потом, что с детства мечтали о таком предложении. Разве я мог отказаться?..

А что касается возрождения «Сталкера» – просто эта идея давно во мне жила и требовала своего осуществления. Нет, это не авантюра.

«ХОТЕЛИ БЫТЬ КРУЧЕ «АРИИ»

– А как вы оказались в составе «Машины времени»? И почему все-таки ушли?

– В самый канун 2000 года мне позвонила легендарная группа «Машина времени» – в полном составе, прямо с гастролей – и предложила стать постоянным членом коллектива. Дальше были замечательные годы, за которые я благодарен судьбе. А ушел потому, что гастрольные графики «Машины времени» и «Сталкера» стали пересекаться, а подводить людей – не в моих правилах.

– Значит, новый «Сталкер» уже выступает? Как вам снова оказаться на авансцене?

– Мы дали уже несколько пробных «премьерных» концертов в разных городах. И реакция публики превзошла наши самые смелые ожидания. Так что теперь готовимся к двухгодичному туру по России, СНГ и другим странам. Выходить на авансцену сейчас, после почти 20-летнего перерыва, мне, конечно, волнительно. Но я делаю это с радостью. Знаете, это ни с чем не сравнимые эмоции, когда зал поет вместе с нами, когда мы видим счастливые глаза и улыбки!

– Главный хит группы «Сталкер» – «Алиса». У героини этой песни есть протопит?

– Да нет – рок-музыка навеяла! (Смеется.) А история такая. Нам очень нужна была новая «заводная» песня. А она все никак не рождалась. В голове моей постоянно дули какие-то марсианские ветра, но нужен был конкретный творческий результат.

Мы тогда выступали на стадионах, работали по отделению с другой группой. Угадайте, с какой? С хэви-метал-группой «Ария»! Ну просто два брата-близнеца! (Смеется.) «Ария» тогда была супергруппой, мы каждый день видели реакцию стадиона на их выступления. Может, и на нас публика так же бурно реагировала, но когда ты на сцене, этого не ощущаешь…

В общем, нам ужасно хотелось быть круче «Арии»! К тому же мне всегда нравилось соревноваться. Услышал где-то потрясающую песню – и тут же возникает желание сочинить еще лучше, в голове начинают постоянно крутиться разные мелодические секвенции, и ты выдумываешь-выдумываешь… Так вот и довыдумывалась «Алиса».

«МНЕ С ЖЕНОЙ ПОВЕЗЛО»

– Знаю, что вы рано женились – еще в институте, и всю жизнь вместе с женой, у вас двое детей, а сын уже сам родитель. Безоблачная семейная история?

– Ну что вы! Спросите любых супругов, которые много лет вместе, и они скажут: у нас столько всего было! Случались у нас и бытовые трудности, которые казались непреодолимыми, и кризисы в отношениях. Не хочется об этом вспоминать. Главное – что мы с Леной все это преодолели. С Божьей помощью. И стараемся преодолевать дальше. Должен сказать: мне очень повезло с женой!

– Ваш сын Владислав тоже музыкант. Он ваш соратник, помощник?

– Мой сын давно идет своей дорогой. Он удивительно талантлив, занимается альтернативной музыкой, но не гонится за быстрым успехом в своем творчестве.

Влад никогда не пользовался, что называется, «папиным именем», какими-то преференциями, не кичился фамилией. Я очень уважаю его за это. Он даже придумал себе творческий псевдоним, который я, к своему стыду, никак не могу запомнить. При этом сын, конечно, не скрывает, кто его отец, да это и по лицу хорошо заметно. (Смеется.)

– Дочка Аня сейчас подросток. Сложный возраст?

– Дочь у меня молодец. Она дисциплинированная, занимается одновременно и танцами, и гимнастикой, и рисованием – весь дом уже в картинах.

Одно время писала потрясающие рассказы. Когда я начал их читать, удивился, какой у нее хороший русский язык. Думаю, от бабушки ей этот дар достался. Моя мама была великолепная рассказчица и, наверное, могла бы стать потрясающим лингвистом, но стала геофизиком.

Кем дочка станет, не знаю. Сначала у нее была мечта поступить в хореографическое училище, потом в Строгановку, теперь во ВГИК. И пусть мечты у нас меняются – главное, что они есть!

– Вам в этом году исполнится 55. Не пугает столь солидная дата?

– Я вообще не ощущаю возраста. Мне кажется, его нет. Есть отношение к возрасту, а его самого нет. Как-то меня очень впечатлила одна из экспозиций в Музее современного искусства «Гараж». Ты входишь в павильон и видишь на стене сто фотографий. На первой – человек, которому 100 лет, на второй – 99, дальше – 98, 97…– и так далее, по убывающей до одного года.

Знаете, там многие 90-летние выглядят моложе 40-летних, а 18-летние – взрослее, чем те, кому за 30. И не в морщинах дело. Это то, что в глазах, это какое-то внутреннее ощущение жизни. В общем, нет никакого возраста…

Источник: otzvezd.ru

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.